Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина.

Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина.

– Моя леди… – приветствовал Изабель какой-то мужчина.

Она стояла на коленях, отскребая пол большого холла, а он проходил мимо.

Изабель подняла голову и посмотрела на него, потом снова уставилась в пол, потом опять на мужчину…

– Джеймс?!

Он остановился, и его лицо, лишившееся бороды, слегка порозовело.

– Да, графиня.

Она вскочила и притянула к себе здоровяка.

– Джеймс! Ох, великие боги, ты только посмотри на себя!

– Я не могу, графиня, я же смотрю на тебя.

Изабель расхохоталась и отерла вспотевший лоб.

– И зачем же ты прятал такое красивое лицо за этим… за этой шерстью?

– Я… графиня, ты шутишь? Мне кажется, будто я раздет.

– Да Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. ну тебя, Джеймс!

Без лохматой гривы и бороды он был похож на молодого Джорджа Клуни, только более мускулистого. И на добрый фут выше ростом. И вообще интереснее.

– Нет, почему ты скрывал свою красоту? Я серьезно!

Изабель искренне восторгалась и не находила слов.

– Да я не думал ни о чем таком, графиня, – ухмыльнулся Джеймс, потирая подбородок, – Но мне, в общем, нравится. Я чувствую себя как новорожденный младенец.

– Да, Мэри умеет расправляться с мужчинами.

– Ох да, она умеет. И прямо сейчас она расправляется с королем.

Изабель улыбнулась.

– Теперь и я вижу то, что всегда видела Мэри. Счастлива невеста, у которой Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. жених такой красавец!

– Это я счастливчик, графиня.

Джеймс оглянулся вокруг.

– А какие у нее хорошенькие ноготки на ножках! – шепнул он.

– Конечно. Она и сама хороша.

На его лице появилось мечтательное выражение.

– Да… Не могу выразить, как я тебе благодарен за доброту к ней. Она просто в восторге от платья!

– Она замечательная подруга, Джеймс, лучше не бывает. Думаю, и тебе она будет надежным другом, а не просто супругой.

Он почесал затылок.

– Мы даже не знаем, как тебя отблагодарить за щедрость.

– Я хочу только, чтобы вы были счастливы. Я бы тебя расцеловала, но чтобы добраться до твоей щеки, мне понадобилась бы лесенка.

Джеймс Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. снова оглянулся по сторонам и сказал:

– Поцелуй графини – это было бы великой честью…

Он быстро наклонился, и Изабель чмокнула его в щеку.

– Желаю тебе всего наилучшего, Джеймс.

– И я желаю всего наилучшего тебе и королю, графиня. Мне так кажется… и я знаю, что это правильное чувство… Вы с королем созданы друг для друга. Как мы с Мэри.

И он быстрым шагом направился дальше.

Она покачала головой и вернулась к своему занятию. Гиневра с несколькими служанками в это время вытряхивала пыль и грязь из связок тростника.

Впрочем, Гиневра клялась, что придумала особый способ уменьшить вонь в холле.

– Изабель!

Она оглянулась Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. – и чуть не упала от изумления. Это был король, свежевыбритый и величественный.

– Bay! – воскликнула Изабель, – Ты, сэр, самый красивый король, каких мне только приходилось видывать.

– И сколько же королей ты встречала, если точно? – спросил Артур.

Конечно, она не видела ни единого, кроме самого Артура.

– Ты имеешь в виду, голышом? Только одного.

Король попытался сдержать улыбку, но ему это не удалось.

– Изабель, почему ты тут ползаешь на четвереньках?

– Навожу чистоту. Поверь, этот холл отчаянно нуждается в хорошей уборке.



– Для этого есть люди.

– Верно. Вроде меня. Я могу справиться с этим, Артур. Кстати, ты выглядишь невероятно аппетитно, как тортик с безе Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина..

– Не пытайся меня отвлечь словами, которых я не знаю, – ответил король. – Я не хочу, чтобы ты ползала по полу.

– Это ты зря. Я могу работать не хуже любого другого.

– У нас есть слуги, которые…

– Артур! Если я не захочу хоть чем-то помочь, как это меня характеризует? Не надо, я серьезно говорю, не надо мне мешать заниматься полезным делом.

– Но есть слуги…

– И вообще не надо сюда заходить. Ты разве стоишь без дела, когда твои мужчины тренируются?

– Нет, но…

– Или ты просто стоишь и смотришь, когда твои воины идут в битвы?

– Нет, но…

– Вот и не огорчайся, когда я Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. делаю то, что необходимо. Из-за того, что я умудрилась родиться в какой-то особенной семье, я не стала лучше других.

Изабель понятия не имела, так ли оно в этом мире, но решила продолжить:

– Ты стал лучше других из-за того, что умудрился выдернуть из камня какой-то там меч?

– Нет, но…

– У нас у всех одинаковая красная кровь, Артур. Мы все одинаковые.

– Да, но…

Она немного помолчала, но король, похоже, окончательно зашел в тупик.

– Да, и что дальше?

– Ты вон там пропустила грязь.

И он решительно ушел в свой кабинет.

Видят боги, Изабель так любила этого человека! Вообще Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина.-то в этот момент ей хотелось дать ему под зад. Но с нежностью. Она снова присела и принялась оттирать пропущенное пятно.

Свадьба Джеймса и Мэри была такой трогательной, Изабель чуть не плакала. Жених и невеста были такими искренними и пылкими, а Мэри была так прекрасна…

Королева превзошла себя. Вокруг сияли свечи, везде благоухали цветы. Изабель подумала, что в ее родном времени Гиневра, наверное, стала бы самым успешным организатором торжеств во всем штате Оклахома.

Изабель никогда не приходилось участвовать в подобных церемониях. Это был не религиозный обряд, это было торжество духа!

– Я готов принести клятвы, – сказал Джеймс.

Король, выступавший со Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. стороны Джеймса, шагнул вперед.

– Ты будешь почитать свою супругу.

Король говорил без вопросительной интонации.

– Буду.

– Беречь ее и защищать любой ценой.

– Буду.

– Изабель? – произнес король.

Она тоже вышла вперед и соединила руки молодой пары, как полагалось по здешнему обычаю.

– Ты будешь почитать своего супруга?

– Буду.

– Беречь его и защищать любой ценой?

Эта фраза не входила в ритуальный список. Жене полагалось почитать мужа и подчиняться его требованиям. Но Изабель без малейших сомнений произнесла эти слова.

– Она будет, – быстро сказал Джеймс, пока в толпе гостей не поднялся ропот.

– Буду, – согласилась Мэри.

– Отлично, – кивнула Изабель, – Вы будете жить вместе Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. долго и счастливо.

Она наклонилась и поцеловала Мэри в щеку.

– Ему здорово повезло, моя леди, – шепнула она девушке.

Мэри усмехнулась.

– Да уж, это точно.

Король завершил церемонию, и всех пригласили на праздник.

– Что это было? – спросил король у Изабель, когда ему наконец удалось отвести ее в сторонку.

– Что?

– Такого нет в тексте церемонии. Ты…

– Да, я отошла от правил, знаю. Но так и должно быть.

– Почему?

– Артур, если мы с тобой когда-нибудь поженимся…

– Ты хочешь сказать «когда мы с тобой поженимся».

– Ладно, помечтаем. Когда мы с тобой поженимся, даже и не надейся, что я пообещаю во всем тебе Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. подчиняться. И точно так же я не собиралась требовать от Мэри подобной клятвы. Поэтому пришлось импровизировать.

Король изумленно воззрился на нее, а потом расхохотался.

– Ох, Изабель, ты настоящая головоломка! И ты постоянно меня восхищаешь.

– Принимаю твои слова за комплимент. Мне так кажется.

– Пусть будет комплимент. Мне так кажется.

– Значит, договорились. А теперь можно и повеселиться.

Веселье затянулось далеко за полночь. Вкусная еда, вино и медовый напиток исчезали сразу же, как только появлялись на столе. И в похвалу тем, кто готовил праздник, все, похоже, искренне радовались за Мэри и Джеймса. А если кто и не радовался, то, по крайней мере, не показывал Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. этого. Изабель понимала, кого следует благодарить.

Она подошла к Гиневре – та оживленно беседовала с Дженни. Горничная королевы кивала, нервно сплетая пальцы.

– У тебя такой прекрасный голос, Дженни! – услышала Изабель, – Все будет отлично. Ты просто спой так же, как сегодня утром!

Дженни еще раз кивнула и убежала.

– Должна сказать, леди Гиневра, ты устроила с ума сойти какой хороший праздник, – сообщила Изабель.

Королева улыбнулась.

– Мы устроили с ума сойти какой хороший праздник. Я бы не справилась со всем этим без тебя.

– Или без сотни-другой помощников.

Гиневра рассмеялась.

– И это тоже.

И они стали слушать Дженни – она наконец решилась запеть. О Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина., это было прекрасно! Изабель никогда в жизни не слышала подобного голоса. Зал разразился аплодисментами.

– Как она хорошо поет!

– Да, и знает очень много песен. Она их мне напевает, когда я купаюсь.

– Ого! Тебе повезло.

– Не спорю.

– Кстати, а что ты сказала всем работающим в замке? – спросила Изабель.

– Думаю, я понимаю, о чем ты, – задумчиво произнесла Гиневра, покачивая кубок и наблюдая, как вращается в нем вино.

– Думаю, понимаешь.

Королева улыбнулась и отпила вина.

– Я сказала о том, как рада за Мэри и Джеймса и что будет стыдно, если и все остальные не порадуются за них этим вечером.

Изабель Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. кивнула.

– Весьма тактично. Очень хорошо, что ты это сделала.

– Это самое меньшее, что я могла сделать для них.

– Я хочу сказать… и не подумай, что я много выпила, – заговорила Изабель, – Я по-настоящему восхищаюсь тобой, Гвен. Когда ты берешься за дело, ты берешься за него не шутя.

Глаза королевы повлажнели. Она посмотрела по сторонам.

– Это не из-за того, что я много выпила, – сказала она, – Так уж оно и есть. Я понимаю, я действительно понимаю, почему Артур так увлекся тобой.

Вот как… Настала очередь Изабель смахивать слезу.

– Знаешь, что бы ни ждало нас в будущем, я надеюсь, мы всегда Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. останемся подругами, Гвен.

– Я тоже надеюсь. Может, даже когда-нибудь побратаемся на мизинцах.

Изабель едва не подавилась вином. Когда же ей наконец удалось проглотить его, она спросила:

– А как тебе нравится прическа Ланселота?

– Он выглядит потрясающе красивым!

Да, мысленно согласилась Изабель, если тебе нравятся такие вот мальчики-херувимчики. Но вкусы ее и королевы решительно разнились. Изабель считала, что король Артур, с его суровым, но невероятно интересным лицом и зрелым телом, куда как сексуальнее. Но тут же ей пришло в голову, что понятия о мужской привлекательности у них с Гиневрой происходят вообще из разных миров.

– Да, действительно, – кивнула она.

Дипломатия – лучший Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. способ не пострадать. А то ведь можно добиться и того, что тебе выдерут волосы и расцарапают лицо.

– А как тебе Джеймс? – спросила она.

– Кто бы мог догадаться, что он таков! – воскликнула Гиневра.

– Мэри догадывалась. Она смотрела в его сердце, не обращая внимания на внешность. Но он оказался еще и красивым.

Королева хихикнула. А потом сказала:

– Даже Мордред сегодня выглядит симпатичным.

– Ну, ему нужно еще несколько лет, чтобы превратиться в настоящего мужчину, однако и сейчас видно, что от наследственности не уйдешь. Смотрю на него – и вижу Артура.

– Что ты с ним сделала, Изабель?

– О чем ты?

– Но что-то ведь случилось. До Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. недавних пор Мордред, похоже, ставил целью своей жизни терзать отца. И вдруг они стоят рядом, смеются и обнимаются. А сегодня утром я видела, как они устроили учебный бой на мечах. И мне кажется, это ты приложила руку к перерождению Мордреда. Или, может быть, ты имеешь отношение к тому, что у него ушиблено колено.

– Может быть, – неопределенно ответила Изабель.

Они переглянулись и захихикали. Изабель протянула королеве кулак с выставленным мизинцем. Гиневра изумленно посмотрела на него, а потом повторила жест.

– Для меня это очень много значит, Изабель.

– Для меня тоже. – Изабель рассмеялась, – Это самая странная дружба на свете.

– Весьма возможно Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина., – согласилась королева. – Но довольно забавная, тебе не кажется?

– Никто бы и не поверил.

– От этого еще смешнее.

Внезапно по залу разнесся громкий гул. Обе женщины подпрыгнули на месте. Это король Артур вскочил на стол и ударил глиняной кружкой по оловянному подносу.

– Прошу счастливую пару подойти сюда, – прогудел он.

У Изабель сердце чуть не разорвалось от восторга. Король был таким огромным, таким сильным и, видят боги, таким красивым! И он любил ее. Он желал ее. Он хотел обладать ею и защищать ее.

Может быть, со временем ей даже удастся внушить ему, что женщина может иметь такие же права, как и мужчина Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина., но сейчас это было неважно; Артур поражал ее в самое сердце таким, каким он был. Он был настоящим королем, но не диктатором. Он обращался с ней как с равной. Он ценил всех, живущих в Камелоте, как собственную семью. И все здесь, насколько понимала Изабель, восхищались им и отвечали ему любовью. И – о чудо из чудес! – он любил ее. Она понятия не имела за что, но ей и не хотелось спрашивать.

Она едва дышала, глядя на него.

– Прошу и всех слуг присоединиться к нам, – говорил тем временем король Артур, – Они хорошо потрудились, чтобы этот вечер удался.

Все на Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. мгновение умолкли, когда Мэри и Джеймс подошли к королевскому столу, а в холл набились слуги из всего замка.

Король окинул всех взглядом, чуть прищурившись.

– Так, они где-то здесь, но я пока их не вижу. Вы, Джеймс и Мэри, были слишком заняты перед свадьбой, чтобы это заметить, но я знаю: и королева, и графиня тоже здорово поработали ради сегодняшнего праздника, чтобы он запомнился надолго.

Раздались такие громкие приветственные крики, что у Изабель чуть не лопнули барабанные перепонки. Она схватила Гиневру за руку. Что за странный союз…

Тут Джеймс тоже запрыгнул на стол, и Изабель показалось, что все разом задержали Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. дыхание, гадая, не рухнет ли он под весом воина. Но, честь и слава столяру, стол выдержал.

– Я тоже хочу сказать всем спасибо, – заявил Джеймс. – И особенно королеве и графине, они ведь так старались, чтобы моя новая жизнь с прекрасной Мэри началась радостно. Наш король думает, я этого не заметил, но я все видел. И мы с Мэри еще и не начали выражать нашу благодарность.

Большой, нет, гигантский Джеймс был вынужден отереть повлажневшие глаза.

– Мы навеки запомним это. Ну разве Камелот – не величайшее из всех королевств?

И опять все восторженно закричали, так, что дрогнули потолочные балки. Вообще-то Изабель не Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. знала, есть ли в замке потолочные балки. Но они вроде бы везде имеются?

– И разве может быть более великий король, чем сэр Артур?

И снова – оглушительные восторженные крики.

У короля был такой вид, словно ему хотелось опрокинуть содержимое своей кружки на голову Джеймса.

– Джеймс, ты, конечно, близкий мне человек, – сказал он, – но боюсь, если ты сейчас же не спустишься со стола, мы с тобой окажемся лежащими в куче щепок.

– За короля Артура! – воскликнул Джеймс и не слишком грациозно соскочил на пол.

– За, нашего короля! – подхватили все гости.

– А теперь, – возвестил король, – еще кое-что для молодой пары! Внимание Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина., премия!

– Что-что? – удивилась Гиневра.

Изабель опустила глаза. Король быстро запоминал все, что она говорила, а многие ее слова не соответствовали этому миру.

– Мэри и Джеймс, – продолжил король Артур, – Вот это – ключи от вашего домика. Желаю вам обоим очень, очень счастливой ночи.

– Ох, сэр, какой прекрасный подарок!

– Где королева? – спросил король, – Королева Гиневра, прошу, подойди и расскажи им остальное.

Гиневра сжала руку Изабель.

– Это ты должна сделать.

Изабель покачала головой.

– Нет, ты – королева, Гвен. Иди!

Королева пошла к главному столу, а Артур вышел ей навстречу. Они выглядели такой прекрасной парой, что Изабель захотелось пристрелить их обоих.

Гиневра встала на возвышение в центре Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. холла, у всех на виду; корона на ее голове сверкала.

– Нет, я не поставлю себе в заслугу подарок, о котором пойдет речь, – сказала королева. – Его придумала Изабель, графиня Дюмонт. Прошу, графиня, иди сюда, объясни все Мэри и Джеймсу.

Изабель захотелось провалиться сквозь пол.

Она покачала головой:

– Нет!

Гиневра обернулась к Джеймсу.

– Приведи ее.

Да уж, не слишком величественным оказался ее выход – Джеймс просто вытащил ее в центр холла, держа примерно в футе над полом. А Мэри при этом хохотала и хлопала в ладоши.

– Прошу прощения, графиня, – сказал он, ставя Изабель на помост, – Но тебя призвала сама Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. королева.

– Я тебе отплачу за это. Не знаю когда, не знаю как, но я тебе отплачу, – пробормотала Изабель, обращаясь к молодому супругу Мэри, – Так что ты теперь поосторожнее.

– Буду осторожен, графиня. Я уже весь дрожу от страха.

Ей хотелось испепелить его взглядом, но разве она могла на него сердиться?

– Наклонись!

Он наклонился, и Изабель поцеловала его в щеку.

– Счастливой тебе жизни, Джеймс. Ты должен сделать Мэри очень счастливой, или тебе придется ответить передо мной.

– Вот теперь мне по-настоящему страшно, – сказал Джеймс.

– Вот и хорошо.

Изабель повернулась к гостям.

– На самом деле все это чистая ерунда. Подарок не от меня, а Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. от короля и королевы.

– Неправда, – возразил Артур. – Мы все думали над тем, какой подарок сделать Мэри и Джеймсу, но именно графиня предложила то, что сейчас дарим мы с королевой. Так что, графиня, пусть они об этом знают.

Изабель посмотрела на молодоженов – и не удержалась. И протянула Мэри мизинец. Мэри рассмеялась и зацепилась за него пальчиком. Тогда Изабель оглянулась на Гиневру.

– Королева?

– Ты же знаешь, мне не нравится, когда ты меня так называешь, – сказала Гиневра, но улыбнулась и присоединила свой мизинец к компании.

– Подруги! – воскликнули они втроем, поднимая сцепленные руки.

Изабель, смеясь, огляделась – и увидела вытаращенные глаза. Все смотрели чуть ли Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. не разинув рты. Включая и короля Артура.

Не обращая на это внимания, она откашлялась.

– Король и королева слишком скромны и умолчали о том, что этот дом они не просто предоставляют Мэри и Джеймсу на брачную ночь. Молодые могут прожить в нем столько, сколько им вздумается. Это и есть подарок.

Мэри изумленно ахнула. Джеймс пошатнулся. Выражение их лиц дорогого стоило. Великие боги, как Изабель хотелось, чтобы у нее сейчас оказалась под рукой фотокамера!

Мэри потянулась к ней, и Изабель пришлось поддержать девушку, пока та наконец не справилась с рыданиями.

– Мэри, это не мой подарок. Это от короля и королевы Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина.. Тебе следует поблагодарить их.

Изабель выдернула из рукава платья носовой платок и вытерла ей глаза.

– Мэри! Король! Королева! Подарок – от них!

Девушка наконец взяла себя в руки и повернулась к Артуру и Гиневре. Она попыталась сделать реверанс, но у нее дрожали ноги.

Король взял ее за руку.

– Ну, довольно уже!

– Мы даже не сможем, – сдавленным голосом с трудом произнесла Мэри, – как следует отблагодарить вас обоих.

– Можете хотя бы попытаться, – с усмешкой ответил король, – Я не обижусь.

Изабель бросила на него негодующий взгляд, но король подмигнул ей. И она снова почувствовала себя конченым человеком.

Сказать, что Изабель едва держалась Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. на ногах, значило бы ничего не сказать.

Без помощи Мэри она запуталась в собственном платье.

Она готова была рухнуть в постель не раздеваясь, но тут в дверь постучали.

– Ох, спасибо, Дженни, мне без тебя не справиться со всем этим! Входи!

Но в комнату вошел король Артур.

– Я не Дженни, но буду счастлив помочь тебе раздеться.

Изабель улыбнулась, хотя улыбка получилась слабой.

– Артур, я настолько измотана… но все равно буду рада, если ты поможешь мне.

– С удовольствием.

Она повернулась к королю спиной, чтобы он смог расшнуровать платье.

– Вообще-то надо бы поосторожнее. Дженни может войти в любой момент.

– Я дал Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. ей выходной.

– Но она служанка Гиневры.

– Верно. Гиневра ее отпустила на всю ночь час назад. Как раз перед тем, как исчезнуть вместе с Ланселотом.

– Ох, мне так жаль…

– Чего тебе жаль?

– Что Гвен… что Ланселот… что ты… ох черт, мне просто жаль!

Артур резко развернул ее лицом к себе.

– О чем ты сожалеешь, Изабель? Объясни!

– Ну, наверное, о том, что тебя это все-таки должно задевать в какой-то мере.

– Знаешь, что меня сегодня задевало? Что я не мог представить всем тебя в качестве своей любимой и своей супруги. Эта ложь просто убивает меня. То, что не ты – моя королева Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина..

– Да я бы и яичной скорлупы не дала за то, чтобы стать королевой!

– А ты дала бы яичную скорлупу за то, чтобы стать моей женой?

Она уставилась на короля, разинув рот.

– Вот так поворот! Ты уже женат!

– Только представь на мгновение. Если бы я не был женат и просил бы твоей руки, ты бы согласилась или отказалась?

– Ты хочешь, чтобы я вообразила, вышла бы я за тебя или нет?

– Что-то в этом роде, – кивнул он.

В его глазах мелькнула непонятная настороженность.

– Если бы я мог просить тебя об этом, ты приняла бы мое предложение, Изабель?

– Это кое от Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. чего зависит.

– От чего, например?

– А захотел бы ты жениться на женщине, которая давно не девственница?

Артур как будто задумался.

– Это кое от чего зависит.

– От чего?

– Наверное, от того, насколько сильно я желаю эту женщину.

– Желать и любить – не одно и то же.

– Не обязательно, – возразил он, назидательно поднимая указательный палец. – Если желание рождается из чувств, из любви, то они соединяются.

Изабель терпеть не могла, когда мужчины проявляли рассудительность, ум или здравый смысл. Мужчинам полагается быть идиотами.

– Ладно, – согласилась она. – На этот раз логика на твоей стороне.

Король был доволен собой. И поцеловал ее – бесчувственно, за что Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. получил плохую оценку в ее мысленной записной книжке. Бесчувственность была не к месту в такой момент, когда ей отказывали мозги.

Восстановив дыхание, Изабель заявила:

– Это сложный вопрос, Артур.

– Нет. Вопрос достаточно простой. Ты выйдешь за меня замуж?

– Ты серьезно? Или мы все еще притворяемся?

– Я серьезно.

– Но если учесть, что ты уже…

– Нет! Сейчас, сегодня мы оба вольны пожениться.

Он ненадолго замолчал.

– Ладно, это все же немножко игра, потому что это случится не сегодня. Но это может произойти скоро. Тогда ты согласишься стать моей женой? Ты выйдешь за меня, Изабель?

– Да, – прошептала она, – Не раздумывая.

Король улыбнулся, подхватил Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. ее и закружил, да так, что она чуть не потеряла сознание.

– Вот видишь, разве это было так трудно?

У Изабель все еще сверкали искры в глазах.

– Ну, отчасти нетрудно.

Артур поставил ее на ноги. Изабель пришлось схватиться за его руку, чтобы не потерять равновесие.

Он снова поцеловал ее, потом обхватил ладонями ее лицо.

– Ты это сказала серьезно, Изабель? Правда?

Она взяла его руки и отвела в стороны.

– Артур, пожалуйста, объясни, к чему все это? Ты не свободен, ты не можешь на мне жениться. Вообще-то ты даже спрашивать об этом не вправе.

Король усмехнулся.

– Может, и буду вправе. Очень скоро Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина..

– Как это?

– Я перерыл все наши законы. Я не могу развестись с королевой без причины. Такой причиной может быть неверность, что, как ты понимаешь, влечет за собой серьезные последствия.

– Да, смертную казнь можно считать достаточно серьезным последствием.

– Но, – продолжил король, – она может сама развестись со мной.

– На каком основании?

– Пренебрежение супружескими обязанностями, неверность и еще несколько столь же ужасных преступлений, которые я просто забыл.

– Но ты не виноват ни в чем подобном! – воскликнула Изабель, – Ну ладно, может, в чем-то одном, но она первая начала!

– Какое это имеет значение? Мы можем согласиться на все, что ей вздумается заявить. Ну, кроме неверности Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина., потому что я не хочу впутывать тебя.

– Артур, ты сам-то слышишь, что говоришь? Ты возьмешь на себя вину за преступления, которых не совершал?

Король беспечно взмахнул рукой.

– Да мне наплевать. Люди, знающие меня, сразу поймут, что это неправда. Суть в том, что Гиневра вправе расторгнуть наш брак, не причиняя вреда ни себе самой, ни Ланселоту, а я смогу сделать тебя своей женой, чего, Изабель, я желаю больше всего. Я хочу всему свету заявить, что ты принадлежишь мне, что мы едины. Я больше не хочу притворяться, как весь сегодняшний вечер.

– Ты предпочтешь притвориться мужем, колотящим свою жену?

– Мне Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. нет до этого дела! Люди могут называть меня как им захочется. Я смогу жениться на тебе, вот главное!

Изабель не знала, смеяться ей или плакать. Она обняла короля за шею.

– Артур, я так тебя люблю!

Он посмотрел на нее – и улыбка исчезла с его лица.

– Только не вздумай сказать после этого: «Но…»

Черт побери, именно это самое «но» и вертелось у Изабель на языке. Пришлось перестраивать предложение.

– Я не хочу, чтобы тебя винили в том, чего ты не делал, Артур.

– Если так я получу свободу, чтобы жениться на тебе, то это не имеет значения.

– Это имеет значение для меня.

Он Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. запустил пальцы в ее волосы.

– Будь оно проклято, Изабель, что еще мы можем сделать? Я не желаю скрывать свои чувства к тебе. Я не хочу притворяться, что счастлив в браке, давно превратившемся в обман.

– Измени закон, – негромко сказала Изабель, – Ты – король, для тебя это не должно быть так уж трудно.

Он задумчиво потер шею.

– Нет… это куда труднее, чем ты думаешь. Я не могу просто выхватить меч и закричать: «Я желаю изменить законы этой страны потому, что таковы мои личные цели и желания!»

– Что, это слишком безнравственно? – спросила Изабель. – Похоже, быть королем – не так сладко, как люди думают Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина..

Артур пожал плечами.

– Полагаю, я мог бы это сделать, но это будет несправедливо по отношению к жителям Камелота. Как я буду выглядеть, если начну менять законы в угоду собственным желаниям?

– Тебя, пожалуй, назовут диктатором.

– Кем-кем?

– Злобным правителем, который меняет законы как ему взбредет в голову.

– Вот уж кем мне не хотелось бы стать!

– Артур, если бы ты был таким, я не полюбила бы тебя. Я люблю тебя именно таким, какой ты есть. Но мы обязательно что-нибудь придумаем. Мы придумаем.

«Если ты хочешь всегда быть со своим желанным, Изабель, найди способ сделать его чем-то большим, чем Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. просто любовником».

«Но как, Хозяйка Озер? Может быть, наконец разбить каплю на ожерелье и попросить об этом?»

«Нет, Изабель, ожерелье предназначено не для этого. Слезы в нем не дадут тебе того, чего ты хочешь». «Это бессмысленно, Вивиан, и я вправе сказать тебе об этом. Так что не надо причинять мне лишних огорчений. Просто скажи, как, черт побери, мне с этим справиться?»

«Следуй велениям своего сердца, как я следую велению моего. Все со временем образуется».

Вот в этом, конечно, смысла было хоть отбавляй. Изабель встряхнула головой, возвращаясь к реальности. К окружавшей ее реальности.

– Скажи мне вот что, Артур. Почему ты задумался Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. о разводе?

Король сел на ее кровать.

– Когда я наблюдал обмен клятвами между Джеймсом и Мэри, мне стало завидно, захотелось, чтобы на их месте оказались мы с тобой. Не пойми меня неправильно, я очень, очень рад за молодых. Но я не в силах избавиться от ощущения, что мы должны сделать то же самое.

Изабель села рядом с ним и взяла его за руку. Их пальцы переплелись.

– У меня тоже такое чувство.

– От этого только хуже, – пробормотал король.

Он ласкал ее ладонь большим пальцем, как обычно.

Изабель наслаждалась прикосновением.

– Когда я думаю о Гвен как о моей жене и королеве, когда Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. я говорю с ней, я чуть ли не вслух называю твое имя.

– Ох, Артур!

– Это неправильно, Изабель. Все перевернулось вверх ногами. Это ты должна стоять рядом со мной. Ведь именно ты отмывала холл, раздавала распоряжения на кухне…

– Эй, притормози! Гвен работала ничуть не меньше, мы все сделали очень быстро. Так что не преуменьшай ее роль.

– Нет, я и не думаю. Гвен тоже усердно трудилась. Но ты не получила должного признания за то, что сделала. Мне пришлось позвать Гиневру, чтобы она стояла рядом. И хотя я искренне восхищен ее вкладом в дело, я знаю только то, что мне хочется видеть Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. рядом с собой другую женщину, нет, я желаю, чтобы она стояла впереди меня, я хочу обменяться с ней клятвами, и эта женщина – Изабель. Я понимаю, что все это дурно с моей стороны, и стыжусь. Но именно это я чувствую, и самое смешное, что ты – единственная, кому я не боюсь в этом признаться. Притом что я надеюсь завоевать твое сердце. Глупо, да?

– Это так прекрасно, что лучше и быть не может.

Король бросил на нее быстрый взгляд.

– Кто из нас спятил, ты или я?

Изабель погладила его по плечу.

– Наверное, мы оба.

Она поудобнее устроилась на кровати.

– Думаю, нас Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. привлекло друг к другу то, что мы оба были чест…

Опа! Она проглотила последнее слово. Ведь вся ее жизнь здесь была сплошной ложью.

–… что мы смогли честно признать свои чувства.

Король продолжал смотреть в пол, но усмехнулся.

– Знаешь, мне ничуть не мешает и то, что ты – самая прекрасная женщина, каких мне приходилось видеть.

– Тебе определенно нужно проверить зрение, Артур.

Он хихикнул.

– С глазами у меня все в порядке, графиня. Они, похоже, стали даже зорче с тех пор, как ты здесь появилась.

– Льстец!

Артур покачал головой, потом мягко рассмеялся.

– Ох, Изабель, ты и представления не имеешь, скольких мужчин нам с Джеймсом Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. пришлось отгонять от тебя подальше!

– Вам с Джеймсом?

– Ему я доверяю. Он знает о моих чувствах к тебе и догадывается, что меня беспокоит. И он не позволит ни единому человеку в Камелоте ухаживать за тобой, точно так же, как не позволял никому приблизиться к Мэри.

– Но…

– Он считает, что мы созданы друг для друга. Разве он ошибается?

– Нет.

Несколько минут они молча сидели рядом. Наконец Артур встал.

– Я понимаю, насколько ты устала. И больше не хочу утомлять тебя сегодня, прекрасная леди.

– Подожди!

– Да, любимая?

– Мне все равно нужна помощь, чтобы снять это дурацкое платье. И… и это Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. верно, конечно, я устала так, что даже и думать не могу о любви. Но это не значит, что мне не хочется полежать в твоих объятиях. Прошу, останься.

Улыбка короля была тоже усталой, но он поднял Изабель, повернул ее к себе спиной и начал расшнуровывать платье.

– Я меняю на тысячу те два слова, которые хотел услышать из уст Изабель, – сказал он.

– Вопрос: «Останешься, да?»

– Верно!

Изабель в считаные мгновения оказалась раздетой и лежащей в постели. Королю понадобилось несколько больше времени – на нем в этот вечер было нечто такое, что Изабель сочла средневековым аналогом смокинга. Видят боги, он был так хорош!

Он забрался Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. в постель и лег рядом с Изабель, обняв ее; от его тела исходили сладостное тепло и соблазнительный мужской запах.

– Я, пожалуй, могу к этому привыкнуть, – прошептала она. – Могу даже впасть в зависимость…

– Изабель?..

– Да?

– Я говорю это сейчас и буду повторять до тех пор, пока ко мне не придет смерть, – приношу тебе мои клятвы.

Сонные глаза Изабель резко распахнулись.

«Вивиан? Прошу, прошу, помоги мне. Пожалуйста, скажи, что ты не заберешь у меня Артура».

Никакого ответа. Ничего. Полный ноль.

«Большое спасибо», – бросила Изабель язвительную мысль.

– Я даю тебе мои клятвы, – шепнула она.

Но по глубокому, ровному дыханию Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. короля она поняла, что он заснул.

Когда Изабель проснулась утром, Артур уже ушел. Она повернулась на бок и никого не нашла рядом с собой в постели, и это было так болезненно и вызвало такое острое чувство одиночества! Но он всегда вставал до рассвета, работал до завтрака, потом отправлялся на тренировку со своими солдатами. И все-таки ей было тяжело оттого, что он исчез. Однако, когда кто-то постучал в дверь, Изабель сразу вспомнила, что на этот день у нее список дел длиной в милю.

– Входи, кто там!

Дженни заглянула в комнату.

– Это я, графиня.

– Слава богам! Ты принесла чай, Дженни Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина.?

Горничная внесла поднос, нагруженный не только чаем, но и разными вкусными, аппетитно пахнувшими вещами.

– О, завтрак в постель?

– Господин сказал, ты вчера так устала, что, наверное, захочешь немножко понежиться в постели, мэм.

– Он просто чудо!

– Да, мэм, он такой, – согласилась Дженни.

– Мне очень жаль, что тебе теперь приходится работать за двоих, Дженни.

– Ой да я не против. Мэри много раз работала за меня, когда я… болела.

– Болела. Ну да.

Изабель выпила божественный чай и чуть не застонала от наслаждения, разламывая сдобную лепешку и обмакивая кусочек в изумительно приготовленную яичницу-болтунью.

– Как вкусно! – пробормотала она и сделала еще один большой глоток чая Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина..

– Я очень рада, графиня.

– Меня зовут Изабель.

– Ох… нет, я не могу.

– Дежавю…

– Не желаешь ли принять ванну, графиня?

– Знаешь, я думаю, что лучше я сегодня приму ванну днем. Но спасибо, что предложила.

Дженни хихикнула. Она была высокой и худощавой девушкой, с очень длинными рыжевато-черными волосами. Чуть-чуть косметики, и она могла бы стать прославленной парижской моделью… ну да, и одежду надо поменять.

– Если мне позволено такое сказать, графиня, Мэри постоянно так тебя хвалит!

– Спасибо, Дженни! Это очень приятно. И мне тоже нравится Мэри.

– Она говорит, ты знаешь, как сделать красивыми ногти на ногах.

– Это такой девичий Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. секрет… но если хочешь, чтобы я и тебе ногти накрасила, я это сделаю с удовольствием.

– Правда?

– Правда. Особенно если ты будешь называть меня просто по имени.

– Ох, я не смогу!

Боже великий, неужели так и придется уламывать их поодиночке? Изабель подумала: а не попросить ли Артура принять закон, по которому слугам разрешалось бы всех называть по именам?

Она улыбнулась Дженни.

– Давай-ка вымой хорошенько ноги. Ототри как следует и вытри досуха. А потом возвращайся, и я накрашу тебе ногти.

Серые глаза Дженни радостно вспыхнули.

– О, огромное спасибо, моя леди! Сейчас все сделаю. Ох, вот что я забыла… королева Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. Гиневра хотела с тобой поговорить.

– Я всегда рада ее видеть.

И тут же послышался стук в дверь.

– Входи, Гвен! – крикнула Изабель.

Однако в комнату вошла сияющая Мэри.

Изабель чуть было не выпрыгнула из постели, но вовремя вспомнила, что на ней только легкая ночная сорочка. Поэтому она схватила меховое одеяло и завернулась в него.

– Ох, Мэри, как ты замечательно выглядишь! Полагаю…

– Изабель? – раздался голос королевы, – Можно к тебе?

– Как раз вовремя, – ответила Изабель.

– Ох, я же пропущу все самое интересное! – воскликнула Дженни.

– Так поспеши, – сказала Изабель. – Мы тут пока поболтаем о том о сем, до твоего возвращения. Вообще-то я, наверное Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина., как раз успею одеться.

Дженни пулей вылетела из комнаты.

– Что ж, леди, садитесь прямо на пол, пока я отыщу хотя бы халат.

– Я обещала накрасить Дженни ногти на ногах, – пояснила Изабель, – И ей, конечно, очень хочется посидеть с нами и послушать разговоры. Надеюсь, никто не возражает?

Гиневра и Мэри помотали головами.

– Дженни никогда, никогда не говорила обо мне ничего плохого, – сказала Мэри, – Я ей доверяю почти так же, как тебе.

– И я ей полностью доверяю во всем, – добавила Гиневра.

Но Изабель это было не слишком интересно. Она продолжала всматриваться в сверкающие глаза Мэри.

– Мэри, все хорошо?

– Ох, Изабель… я Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. не… это было… А вы знали, что у мужчин есть эти огромные штуки, похожие на огурец?..

Королева и графиня переглянулись и захохотали как сумасшедшие.

В комнату вернулась Дженни.

– Ох нет! Что я пропустила?

– Мы говорим об огурцах, – с трудом выдавила Гиневра.

– И что в них смешного?

– Я не говорила, что это огурцы! – возразила Мэри, – Я сказала, что это похоже. Они тоже такие крепенькие и немножко сморщенные, и…

– Стоп! – выдохнула Изабель, – Я сейчас лопну!

Через некоторое время Гиневра и Изабель наконец слегка успокоились, хотя и старались не смотреть друг на друга, чтобы снова не взорваться хохотом.

– И что? – спросила Изабель у Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. Мэри.

– Думаю, мне теперь очень нравятся огурцы. Большие.

И снова все захохотали, в том числе и Мэри с Дженни. Они сидели на полу и умирали от смеха. Изабель подтолкнула Мэри и с трудом произнесла:

– Я так рада за тебя! Хотя мне теперь никогда не избавиться от этой картинки, так и буду представлять…

– Мне тоже от нее не избавиться, ведь придется видеть это каждую ночь, – сказала Мэри.

Изабель схватилась за живот от смеха.

– Графиня!

Она не расслышала.

– Графиня!.. Дженни схватила ее за плечо.

– Мне кажется, там король у двери.

Действительно, в комнату вошел король Артур.

Изабель резко выпрямилась. Смех мгновенно Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. утих, стоило ей взглянуть в лицо Артура.

– Что случилось?

– Можно тебя на минутку?

– Ты можешь говорить и здесь, король Артур.

– Нет, мне нужно сказать кое-что наедине.

Изабель до сих пор не оделась. Но она стремительно вскочила и, кутаясь в меховое одеяло, вышла следом за королем в коридор.

Он не слишком любезно оттащил ее подальше от двери.

– В чем дело, Артур?

– Я хочу, чтобы ты немедленно собралась и уехала.

– Что?! Что я такого натворила?

– Камелот вскорости будет осажден, и мне нужно, чтобы ты вовремя скрылась, Изабель. Я хочу, чтобы ты вернулась в Дюмонт.

– Нет. Я остаюсь здесь Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. и буду сражаться вместе с тобой.

– Не будешь. Ты отправишься на запад, потом повернешь на север. Я уже выбрал для тебя самый лучший путь до Дюмонта.

– О, вот как?

– Именно так.

– Чертовски плохо. Я никуда не уезжаю.

– Изабель, послушай, – заговорил король, схватив ее за плечи, – Нам вот-вот придется драться. И если мы проиграем, мы не сможем защитить наших женщин.

– Ты туп, как пробка! Думаешь, женщины не могут воевать? Мы – отличное тыловое средство, если ты не настолько глуп, чтобы забыть о нас.

– Великие боги, Изабель, что ты говоришь! – воскликнул он, возводя взгляд к небесам. – У меня нет времени Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина. слушать это. Ты что, не понимаешь? Мне нужно, чтобы ты укрылась в безопасном месте. Прошу тебя!

– Сколько у нас времени до того, как враги вторгнутся в земли Камелота?

– Часов пять, может быть, шесть.

– Отлично.

Она попыталась вывернуться из его рук.

– И нечего тут на меня напирать, Артур!

– Я не могу допустить, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Ты понимаешь?

– А я отказываюсь рыдать над твоим поверженным телом, после того как ты принес мне свои клятвы. Говоря это, ты подразумевал, что мы оба будем жить долго и счастливо.

– Я хочу, чтобы ты жила.

– А я хочу, чтобы жил ты. И кстати Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина., Мерлин тоже хочет этого.

– Мерлин? Откуда ты знаешь о Мерлине?

– Ничего, если я объясню все попозже? А прямо сейчас мы должны напечь хлеба.

Она наконец вырвалась и бросилась бежать. Но остановилась на мгновение и оглянулась.

– Кстати, я люблю тебя. И не вздумай умирать, черт побери! Я здорово разозлюсь, если ты умрешь.


documentamfmfmf.html
documentamfmmwn.html
documentamfmugv.html
documentamfnbrd.html
documentamfnjbl.html
Документ Глава двадцать третья. – Моя леди – приветствовал Изабель какой-то мужчина.